Плебисцит

>плебисцит

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. плебисци́т плебисци́ты
Р. плебисци́та плебисци́тов
Д. плебисци́ту плебисци́там
В. плебисци́т плебисци́ты
Тв. плебисци́том плебисци́тами
Пр. плебисци́те плебисци́тах

пле-бис-ци́т

Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -плебисцит- .

Произношение

  • МФА:
    noicon (файл)

Семантические свойства

Значение

  1. истор. в древнем Риме — закон, принятый собранием плебеев по трибам ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  2. полит. всенародное голосование, устраиваемое для решения каких-нибудь особенно важных вопросов; то же, что референдум ◆ В конце мая 1944-го плебисцит в Исландии подтвердил решение расторгнуть датско-исландскую унию 1918 года. Владислав Быков, Ольга Деркач, «Книга века», 2000 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. референдум

Антонимы

Гиперонимы

  1. закон
  2. голосование

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

Этимология

Происходит от лат. plebiscitum «решение народа».

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    голосование

    • Английскийen: plebiscite
    • Белорусскийbe: плебісцыт м.
    • Немецкийde: Plebiszit ср., Volksabstimmung ж.
    • Польскийpl: plebiscyt м.

    закон

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить примеры словоупотребления для всех значений с помощью {{пример}}
      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

      Плебисцитарная диктатура

      В своих научных работах Вебер подчеркнуто безразличен к тем ценностям, которые несет в мир тот или иной харизматический лидер. Но легальное господство, по его мнению, в любом случае имеет меньшую легитимную силу, нежели традиционное или харизматическое.

      А теперь попытаемся перенести сделанный Вебером вывод в плоскость практической государственной политики.

      Понятно, что легальное господство ассоциируется прежде всего с демократическими странами, традиционное — с монархиями и, наконец, харизматическое — с диктаторски ми режимами, наподобие гитлеровского или сталинского (до появления которых сам Вебер, впрочем, не дожил).

      Для людей, воспитанных в духе приверженности к демократическим традициям, вывод о меньшей легитимности (а, следовательно, некоторой ущербности) легального господства может прозвучать неожиданно. Тем не менее Вебер объяснял свою позицию сугубо логическими доводами.

      В чистом виде легальное господство, считал Вебер, не имеет ценностного фундамента, поскольку в основе этого типа лежит принцип формальной рациональности, который определяется через что-то другое. Так, парламентская демократия, признаваемая классическим либерализмом в качестве единственнр правомерного законодательного органа, не имеет в себе достаточной легитимной силы в глазах масс. Дополнить демократию при такой схеме могут либо наследственный монарх (с урезанными конституцией правами), либо избранный в ходе плебисцита национальный лидер.

      В первом случае легитимность легального господства усиливается с помощью апелляции к традиции, во втором — апелляции к харизме.

      В конце жизни Вебер пришел к выводу о необходимости дополнить парламентскую легальность плебисцитарной легитимностью. Национальный лидер, по его мнению, должен был избираться ни парламентом, а всем народом, что, в свою очередь, должно было давать вождю право в наиболее критических ситуациях обращаться к народу напрямую, через голову парламента.

      Вебер, впрочем, никогда не подвергал сомнению саму необходимость существования парламента как органа, ограничивающего и контролирующего деятельность харизматического лидера. Более того, с точки зрения современного западного общества, нормальное функционирование государственного механизма возможно лишь при наличии трех взаимодополняющих моментов. Во-первых, речь идет об аппарате управления как рациональном средстве осуще ствления власти политического лидера; во-вторых — о харизматическом лидере, формулирующем и проводящем политическую программу, и, в-третьих, — о парламенте как инстанции, критически контрольной как по отношению к лидеру, так и к чиновничьему аппарату В этой связи следует учитывать, что одним из мотивов, заставивших Вебера особо подчеркивать значение плебисцита, было стремление ограничить возраставшую роль аппарата буржуазно-демократических партий, или «партийной олигархии».

      Последующий ход исторических событий выявил еще одну закономерность: параллельно развитию демократии усиливается процесс бюрократизации и отчуждения масс от принятия политических решений.

      Вебер уловил эту тенденцию одним из первых в тот момент, когда обнаружил, что вовлечение масс в социальнополитическую деятельность приводит к появлению больших организаций, институционализирует их, после чего эти организации становятся деструктивными для самой демократии.

      Но самая главная опасность, по его мнению, заключалась в том, что при бюрократической централизации практические решения принимают уже не миллионы людей, а элита государства, бизнес-корпораций, партий и профсоюзов.

      Поделитесь на страничке

      Следующая глава >

      Легитимность плебисцитарной демократии как теоретическая проблема социологии политики Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

      ФИЛОСОФИЯ и социология

      УДК 316.334.3:321.7

      М. В. Масловский

      ЛЕГИТИМНОСТЬ ПЛЕБИСЦИТАРНОЙ ДЕМОКРАТИИ КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА СОЦИОЛОГИИ ПОЛИТИКИ

      В статье рассматривается концепция плебисцитарной демократии М. Вебера, выделяются исторические примеры плебисцитарной демократии. Характеризуются концепции современных социологов, продолживших веберовский анализ оснований легитимности демократических политических режимов.

      Ключевые слова: социология политики, Макс Вебер, легитимность, плебисцитарная демократия.

      Keywords: sociology of politics, Max Weber, legitimacy, plebiscitary democracy.

      Концепция плебисцитарной демократии Макса Вебера многократно обсуждалась в западной социологии и политологии . В отечественной социальной науке интерес к этой концепции проявился уже в конце 80-х гг. Тем не менее, как это часто случалось с веберовскими теоретическими моделями, образовался разрыв между интерпретациями данной концепции в вебероведении и ее использованием для анализа современных политических режимов. С одной стороны, предлагаются все новые реконструкции веберовской политической теории. С другой — в исследованиях современных политических систем в лучшем случае используются лишь отдельные элементы социологии политики Вебера. Чтобы оценить применимость концепции плебисцитарной демократии для анализа сегодняшних политических институтов, необходимо учитывать как новейшие интерпретации теории демократии Вебера, так и исследования современных социологов, в той или иной степени опиравшихся на веберовские идеи.

      В настоящее время веберовская типология легитимного господства по-прежнему нередко

      © Масловский М. В., 2009

      выступает исходной точкой исследований проблемы легитимности власти. Разумеется, следует учитывать, что эта типология не является универсальной и пригодной для всех когда-либо существовавших политических режимов. Например, анализ советской системы с точки зрения вебе-ровских типов господства сталкивается с немалыми трудностями. Не случайно ведущий представитель неовеберианства в американской социологии Рейнхард Бендикс приходит к выводу, что советский политический режим находится за пределами веберовской типологии. Тем не менее попытки использовать понятия социологии политики Вебера для характеристики советской системы не прекращались. Наиболее теоретически изощренную из такого рода попыток предпринял в начале 90-х гг. Стефан Бройер . Этот социолог предложил также и всесторонний анализ веберовской теории демократии.

      Проблема легитимности демократического политического режима не находится в центре внимания Вебера. Характерно, что Вебер рассматривает возможность того, чтобы дополнить выделенные им три типа легитимного господства четвертым типом, основанным, по крайней мере формально, на воле управляемых. Однако он довольно быстро отказался от этой идеи . Ве-бер анализирует различные формы демократического режима: прямую демократию, представительное правление, плебисцитарную демократию. Особое внимание он уделяет последней из указанных форм. С точки зрения Вебера, легитимация власти посредством плебисцита выступает как тип, переходный от харизматического к легальному господству .

      Веберовская концепция плебисцитарной демократии должна рассматриваться в тесной связи с анализом проблемы власти рациональной бюрократии в трудах этого социолога . С точки зрения Вебера, современная бюрократия, подобно чиновничеству прошлых эпох, образует статусную группу, занимающую привилегированное положение в обществе. Статусные группы отличает особый образ жизни, в котором находит отражение социальный престиж их членов и на основе которого у них формируются специфические общие ценности и интересы. Как подчеркивал Вебер, чиновников прежде всего отличает заинтересованность в сохранении самого бюрократического аппарата и продолжении его

      рационально организованного господства. Кроме того, чиновники стремятся усилить закрытость своей статусной группы и упрочить стабильность своего положения.

      Для чиновников характерна также вера в то, что благодаря своей специальной подготовке и компетентности они обладают превосходством над членами парламента и представителями общественности. С точки зрения самих чиновников, лишь они одни понимают, в чем состоят истинные потребности государства. Но под видом интересов государства они во многих случаях отстаивают собственные интересы, которые включают заинтересованность в уменьшении власти и значения парламента и любых других неподконтрольных бюрократии социальных сил и, напротив, расширении сферы влияния самого бюрократического аппарата. Решающую роль при этом играет та власть, которой пользуется бюрократический аппарат.

      Власть административного аппарата основывается прежде всего на знании, которым он обладает. Это знание подразумевает, во-первых, специальные навыки в самом широком смысле слова, полученные в ходе профессиональной подготовки. Помимо этого чиновник владеет официальной информацией, которая может быть получена только по административным каналам. Эффективный контроль за деятельностью чиновников возможен в таком случае лишь при наличии независимых от бюрократического аппарата источников информации.

      Усилению позиций бюрократии в борьбе за власть в значительной степени способствует широкое использование чиновниками понятия «служебной тайны», когда доступ к той или иной информации жестко ограничивается. Хотя в некоторых административных сферах (например, внешняя политика) секретный характер ведения дел является объективной необходимостью, бюрократия стремится распространить завесу секретности на всю свою деятельность, исходя из собственных властных интересов и желания избежать какого-либо контроля. Путем манипулирования находящимися в их распоряжении данными чиновники могут оказывать существенное влияние на принятие политических решений. При этом даже если они всего лишь отстаивают свои групповые интересы, они неизменно действуют под видом административной беспристрастности.

      В то же время, согласно Веберу, бюрократия, которая служит наиболее эффективным орудием управления в современном обществе, совершенно не подготовлена к тому, чтобы исполнять функцию определения государственной политики в силу отсутствия у чиновников необходимых для этого качеств лидера. Бюрократия неизбеж-

      но сталкивается здесь с ограничениями, которые не могут быть преодолены в рамках самой бюрократической системы управления. По мнению Вебера, выбор политического курса не должен осуществляться чиновниками. Присвоение бюрократией функции принятия политических решений расценивается им как злоупотребление властью.

      Одной из основных в веберовской социологии политики была проблема ограничения власти бюрократического аппарата. Рассматривая механизмы, позволяющие ограничить власть чиновников, Вебер уделяет основное внимание анализу системы представительного правления, которая, по его мнению, обладала наибольшими возможностями для установления контроля за деятельностью административного аппарата. Парламентская система видится немецкому социологу наилучшим средством обеспечения динамизма политической жизни. Но для того чтобы парламент мог контролировать государственную бюрократию, он должен обладать реальной властью, а не просто представлять собой арену для идеологических споров.

      Вебер проводил четкое различие между системой «мнимого конституционализма», примером которой служили политические режимы в России и Германии начала ХХ в., и подлинной парламентской демократией . В условиях системы мнимого конституционализма партии, представленные в парламенте, не имеют возможности оказывать реальное влияние на выработку политического курса. Это способствует распространению в среде парламентариев безответственности и идеологического экстремизма. Но основным пороком такой системы является ее неспособность выдвигать политиков, которые обладают качествами лидера.

      Центральное место в веберовской концепции плебисцитарной демократии принадлежит политическому лидеру. Вебер считает необходимым дополнить существовавшую в Германии бюрократическую систему управления харизматическим элементом в лице плебисцитарного лидера, который избирался бы всем народом. Плебисцитарный лидер должен, по мнению Вебера, иметь собственный источник легитимности и обладать возможностью обращаться к народу, минуя парламент. Такой лидер должен подчиняться правовым нормам, а объем его власти определяется требованиями формальной легальности.

      Хотя Вебер и принимает такие положения демократической теории, как свобода личности и принцип представительного правления, он все более подчеркивает, что великие политики должны привлекать к себе последователей силой своих личных харизматических качеств. Вебер до предела развил идею личной ответственности

      лидера, власть которого в конечном счете основывалась на вере сторонников в его исключительные качества. Плебисцитарный лидер призван действовать, исходя из собственных убеждений и избранных им ценностей, а не под влиянием внешних обстоятельств. С точки зрения Вебера, плебисцитарный лидер служит противовесом тенденции к усилению власти бюрократического аппарата.

      Концепция плебисцитарной демократии Вебера существенно расходилась с положениями классической доктрины демократии, которая рассматривала политического лидера как не более чем представителя своего электората. Согласно Ве-беру, роль масс в политическом процессе сводится к избранию лидера, после чего они отходят на второй план, предоставляя этому лидеру широкую свободу действий. В глазах массы избирателей легитимность плебисцитарного лидера во многом зависит от успеха его деятельности. Такой лидер мог консолидировать свою власть с помощью военных побед либо путем повышения материального благосостояния своих подданных, а также сочетая оба указанных способа. Успех рассматривается как подтверждение харизмы лидера .

      В качестве исторических примеров плебисцитарной демократии Вебер приводит режимы Кромвеля, Робеспьера, Наполеона I, Наполеона III. Фактически Вебер относит к одному и тому же типу, с точки зрения оснований легитимности власти, якобинскую диктатуру и бонапартистский режим. Однако необходимо учитывать различия между плебисцитарной демократией и плебисцитарной диктатурой, а также между разными формами плебисцитарной диктатуры. Если ограничиться теми случаями, когда харизматический лидер избирался в ходе всенародных выборов, а не использовал плебисцит уже после насильственного захвата власти, то из известных Веберу примеров к типу плебисцитарной демократии относится только французская Вторая республика в период от избрания Луи Бонапарта на пост президента в 1848 г. до осуществленного им государственного переворота 2 декабря 1851 г.

      Определенные черты плебисцитарной демократии неизменно присутствуют в президентских и полупрезидентских республиках. Вебер отмечал усиление плебисцитарных элементов в американской демократии, что было во многом обусловлено изменением структуры политических партий и формированием партийных «машин». Тем не менее США никогда не приближались к чистому типу плебисцитарной демократии, поскольку там сложилась система разделения властей, которая уравновешивала власть президента. Примерами демократического режима с явно выраженными

      плебисцитарными элементами выступают Веймарская республика в Германии и французская Пятая республика.

      Хронологически наиболее близким к Веберу примером плебисцитарной диктатуры является Вторая империя во Франции (1852-1870 гг.). В XX столетии переход от плебисцитарной демократии к диктатуре неоднократно наблюдался «в странах, где политическая система являлась персонализированной, а власть и влияние партий и парламентов были слабо развиты» . В числе таких стран называют, в частности, многие государства Латинской Америки, Индонезию в период правления Сукарно, Филиппины при Ф. Мар-косе. После распада СССР этот список пополнили ряд бывших советских республик.

      Веберовский анализ оснований легитимности власти получил продолжение в современной социологии политики. Проблема легитимности демократического политического режима подробно исследовалась Сеймуром Липсетом, ссылавшимся при этом на веберовскую типологию господства. Вместе с тем Липсет относит демократические режимы к типу легального господства и не рассматривает концепцию плебисцитарной демократии. С точки зрения этого социолога, стабильность демократического режима зависит от эффективности и легитимности политической системы. Эффективность означает способность системы выполнять основные функции управления. Легитимность подразумевает способность системы порождать и поддерживать веру в то, что существующие политические институты являются наиболее приемлемыми для данного общества.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      Согласно Липсету, различные общественные слои рассматривают политическую систему как легитимную или не легитимную в зависимости от того, насколько воплощенные в ней ценности соответствуют их собственным. Например, в конце 20-х — начале 30-х гг. значительная часть немецкой армии, чиновничества и аристократии отвергала Веймарскую республику не столько в силу ее неэффективности, сколько по причине неприятия ее ценностей и основных символов . В конечном итоге, по мнению Липсета, легитимность политической системы имеет большее значение для сохранения ее устойчивости, чем ее эффективность.

      В дальнейшем Липсет отказывается от противопоставления легитимности и эффективности политического режима. Как отмечает этот социолог, эффективность в экономической и политической сферах в долгосрочной перспективе спо-собствовует усилению легитимности государственной власти. Так, демократические режимы,

      установленные в ряде стран Европы после Второй мировой войны (Западная Германия, Италия), не обладали изначально высокой степенью легитимности. Но успешное экономическое развитие в условиях «экономического чуда» 50-х гг. привело к росту доверия граждан к политическим институтам . В то же время стабильности политической системы в этих государствах способствовала дискредитация антидемократических сил, которые ассоциировались с фашистским прошлым и военным поражением.

      Следует отметить, что для Липсета характерна определенная склонность к экономическому детерминизму при объяснении политических процессов. Это наглядно проявилось в выдвинутом им еще в конце 50-х гг. тезисе о том, что предпосылкой существования стабильной демократической системы являлся высокий уровень экономического развития. Данная идея (вполне адекватная, если ее не абсолютизировать) подвергалась довольно жесткой критике. В то же время Липсет не рассматривает уровень экономического развития как единственный фактор, определяющий стабильность демократического режима.

      Возвращаясь к анализу этой проблемы в первой половине 90-х гг., Липсет указывает на целый ряд социальных предпосылок демократии. При этом американский социолог признает, что культурные факторы являются не менее важными для формирования демократического режима, чем экономические . Липсет в очередной раз обращает внимание на то, что демократия лучше всего укоренялась в протестантских странах и бывших британских колониях. Кроме того, он подчеркивает роль гражданского общества и правовых институтов в процессе становления демократии.

      Характерно, что в период охватившего западных политологов энтузиазма по поводу «третьей волны» демократизации Липсет призывает к сдержанным и осторожным оценкам перспектив новых демократических режимов. Он отмечал недостаточный уровень легитимности многих из этих режимов. В конечном итоге, как полагает Липсет, укреплению их легитимности может способствовать эффективность в экономической сфере . В целом Липсет осуществил главным образом анализ одной из сторон веберовской формулы легитимности плебисцитарной демократии, сделав акцент на экономических предпосылках стабильности демократической системы.

      Другая сторона веберовской формулы получила развитие в работах Рэндалла Коллинза. По мнению Коллинза, важнейшее место в трудах Вебера отведено проблемам социологии политики. С точки зрения американского социолога, следует отказаться от общепринятого взгляда, согласно которому веберовская политическая

      теория прежде всего имеет дело с внутренней структурой государства. Как подчеркивает этот исследователь, Вебер рассматривает также влияние внешних условий на внутриполитическую ситуацию. «Веберианская теория политики предполагает, что внутренняя политика тесно связана с внешней геополитикой. Способность тех или иных политических сил доминировать в государстве в значительной мере зависит от международного положения данного государства или, как мы можем сказать сегодня, от его места в миро-системе» .

      Коллинз предлагает пересмотреть и дополнить концепцию легитимности в социологии Вебера. Как указывает Коллинз, степень легитимности того или иного политического режима не является величиной постоянной. Уровень легитимности во многом определяется престижем данной страны на международной арене. «Государство сохраняет свою легитимность в той степени, в какой оно способно использовать силу против враждебных государств… Государство, обладающее высоким престижем по сравнению с другими государствами, может рассчитывать на более высокий уровень легитимности, обращаясь с требованием повиновения к своим подданным» .

      Согласно Коллинзу, в рамках международной системы постоянно ведется борьба за престиж: как в мирное время, так и в ходе военных столкновений. Как подчеркивал Коллинз, «процесс «модернизации» представляет собой бесконечную цепочку соперничества успешных «мировых держав» с претендентами на этот статус. Отсюда следует, что имперская экспансия осуществляется ради приобретения или сохранения статуса великой державы, а не в силу одних лишь экономических причин» . В качестве примеров борьбы за престиж на международной арене Коллинз рассматривал колониальную экспансию европейских стран в конце XIX в., создание альянсов в Европе перед Первой мировой войной, противостояние СССР и США в период «холодной войны». Характеризуя влияние международного положения страны на легитимность существующего политического режима, Коллинз отмечает, что победоносные войны или достижение статуса великой державы укрепляют легитимность государственной власти, тогда как военные поражения и внешнеполитические неудачи ведут к утрате легитимности.

      Вместе с тем престиж государственной власти определяется не только ее способностью противостоять внешним врагам, но и успехом в подавлении угрозы насилия со стороны внутренних сил. Поиск внутренних врагов многократно использовался самыми разными политическими режимами для упрочения собственной легитимности. Как пишет Коллинз, «во внутренней по-

      литике, как и во внешнеполитических играх власти и престижа, действует та же динамика: государство, которое успешно преодолевает ситуацию масштабной насильственной угрозы, существенно укрепляет свою легитимность» . В Соединенных Штатах, где стигматизация каких-либо социальных групп в качестве внутренних врагов оказалась с определенного момента идеологически неприемлемой, для укрепления легитимности политической власти использовалась, в частности, борьба с преступностью. В дальнейшем роль врага стал исполнять международный терроризм.

      Сам Коллинз признает, что его концепция легитимности государственной власти заметно отличается от более привычной модели легитимного господства в социологии Вебера. Однако Коллинз утверждает, что эти две концепции могут дополнять друг друга. Веберовская типология раскрывает структуру легитимного господства, тогда как собственная концепция Коллинза объясняет динамику легитимности. Тем не менее следует отметить, что концепция Коллинза остается во многом односторонней, поскольку она игнорирует социокультурные основания легитимности власти. В своих работах Коллинз неизменно выделяет роль геополитических факторов, тогда как все иные причины социальных изменений отходят на второй план. Так, Коллинз не рассматривает идеологию в качестве независимой переменной, считая, что в конечном счете она следует за геополитикой. Как утверждал американский социолог, «современные политические идеологии, подобные коммунизму, демонстрируют геополитическую структуру, сходную с такими религиями, как христианство или ислам, в которых ереси и расколы возникали по линии геополитического антагонизма» .

      С позиций своей концепции Коллинз рассматривает процесс демократизации. Он отмечает, что росту легитимности демократических режимов в Великобритании и США во многом способствовала успешная внешняя экспансия этих государств. Во второй половине 90-х гг. Коллинз обратился и к примеру посткоммунистической России. По мнению социолога, одни лишь институциональные реформы при отсутствии демократической политической культуры не могли привести к стабильной демократической системе. «Массовое голосование без структуры разделения властей, которую оно бы формировало, обычно создавало неустойчивые и недолговечные плебисцитарные режимы, периодически соскальзывающие в автократию» . Вместе с тем, как утверждал Коллинз, частичное восстановление геополитического престижа российского государства могло бы способствовать укреплению легитимности демократического режима. Прав-

      да, Коллинз не мог предвидеть, что в России рост геополитического престижа совпадет не с периодом демократизации, а с усилением авторитарных тенденций во внутренней политике.

      По-видимому, Коллинз все же преувеличивает степень влияния геополитических причин на легитимность государственной власти. В конечном итоге геополитический детерминизм ничуть не лучше экономического. Тем не менее анализ Коллинза позволяет по-новому взглянуть на динамику легитимности различных политических режимов. Этот анализ представляет особый интерес при обсуждении проблемы легитимности плебисцитарных режимов, для которых первостепенное значение имеет геополитический успех. Однако следует отметить, что современные западные «транзитологи» игнорируют концепцию Коллинза, подобно тому как в 80-е гг. в советологии был проигнорирован его прогноз распада СССР .

      С 90-х гг. ряд социологов активно используют веберовские теоретические модели для исследования политической модернизации в восточно-европейских и азиатских странах. При этом выясняется, что многие идеи Вебера обладают безусловной актуальностью для анализа процессов социально-политической трансформации в современном мире. В целом изучение проблемы легитимности политической власти в условиях плебисцитарных режимов, сложившихся на постсоветском пространстве, требует обращения к надежным теоретическим источникам. В их число могут быть включены как концепция плебисцитарной демократии Вебера, так и работы современных социологов, дополняющих веберов-скую политическую теорию.

      Примечания

      1. Beetham D. Max Weber and the theory of modern politics. 2-nd ed. Cambridge: Polity Press, 1985. Mommsen W. The political and social theory of Max Weber. Chicago: University of Chicago Press, 1992. Момм-зен В. Антиномии политической теории Макса Вебе-ра // Масловский М. В. Социология политики: классические и современные теории. М.: Новый учебник, 2004. C. 69-80.

      2. Breuer S. Soviet communism and Weberian sociology // Journal of Historical Sociology. 1992. Vol. 5. № 3. P. 267-290.

      4. Weber M. Economy and society: An outline of interpretive sociology. Berkeley: University of California Press, 1978. P. 267.

      5. См.: Масловский М. В. Теория бюрократии Макса Вебера и современная политическая социология. Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 1997. С. 37-51.

      6. Beetham D. Max Weber and the theory of modern politics. 2-nd ed. Cambridge: Polity Press, 1985. P. 95.

      7. Weber M. Economy and society … P. 269.

      8. Breuer S. The concept of democracy … P. 8.

      9. Ibid. P. 10.

      10. Lipset S. Political man: The social bases of politics. 2-nd ed. Baltimore: The Johns Hopkins University Press, 1981. P. 64.

      11. Lipset S. The social requisites of democracy revisited // American Sociological Review. 1994. Vol. 59. № 1. P. 8.

      12. Ibid. P. 5.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      13. Ibid. P. 17.

      14. Collins R. Weberian sociological theory. Cambridge: Cambridge University Press, 1986. P. 147.

      15. Ibid. P. 158.

      16. Ibid. P. 162.

      17. Ibid. P. 161.

      18. Ibid. P. 207.

      20. См.: Коллинз P. Макросоциологическое предсказание: пример коллапса СССР // Социологический журнал. 2008. № 3. С. 5-29.

      УДК 1(091)

      Е. Ф. Владыкина ПОСЛЕДНИЕ ИСТИНЫ ЛЬВА ШЕСТОВА

      Выступая против классической метафизики, Лев Шестов призывает признать реальность непостижимого, катастрофичного, не вмещающегося в разум и знание. Как только эта реальность заявляет о себе, вся обжитость и обыденность рационального и привычного оказывается вдруг кратером проснувшегося вулкана.

      Ключевые слова: экзистенциальная философия, вера, разум, парадоксальность свободы, истина, чудо бытия.

      Keywords: existential philosophy, belief, reason, a paradoxicality of freedom, true, a miracle of the being.

      Лев Шестов (это литературный псевдоним, настоящее имя Лев Исаакович Шварцман) родился 31 января 1866 г. в Киеве, в семье крупного коммерсанта-мануфактурщика. Окончил Киевскую гимназию, затем поступил на физико-математический факультет Московского университета, с которого он перевелся на юридический факультет Киевского университета. Окончил его в 1889 г.

      Октябрь 1917 г. Л. Шестов не принимает и в 1919 г. становится эмигрантом. В эмиграции опуб-

      © Владыкина Е. Ф., 2009

      ликованы его наиболее значительные работы: «Власть ключей», «На весах Иова. (Странствования по душам)», «Киркегард и экзистенциальная философия. (Глас вопиющего в пустыне)», «Афины и Иерусалим» и др. Скончался Л. Шестов в Париже 19 ноября 1938 г.

      Истоки философского постижения Шестова следует искать в великой русской литературе XIX в. Шестова характеризуют сосредоточенное внимание к «маленькому», часто «лишнему» человеку; ситуации — глубинно значимой (позднее экзистенциалисты ее назовут пограничной); к трагедии исторического бытия, и в связи с этим -повышенный интерес к откровениям Федора Достоевского и Льва Толстого. Несомненно влияние духовного поля Серена Кьеркегора и Фридриха Ницше.

      Известность Шестову принесла работа «Апофеоз беспочвенности. (Опыт адогматического мышления)». Русский писатель Алексей Михайлович Ремизов назвал ее книгой «афоризмов, возмутительных и циничных для ума, которого кашей не корми, а подай «систему», «возвышенную идею»». Ирония Шестова по поводу различных философских систем приводила читателя в смущение. Это была известность эпатирующего характера.

      Большая часть идейного наследия Шестова запечатлена в форме философских эссе — «странствований по душам» его излюбленных мыслителей и героев — Достоевского, Ницше, Толстого, Чехова, Сократа, Авраама, Иова, Паскаля, позже — Кьеркегора. Он пишет о Платоне и Плотине, Августине и Спинозе, Канте и Гегеле; полемизирует с Бердяевым и Гуссерлем (и с тем и с другим Шестова связывала личная дружба). Он «философствовал всем своим существом», — так скажет о нем Николай Бердяев.

      В «Апофеозе…» он определил свое видение задач философии: «Научить человека жить в неизвестности… » , — человека, который всего более боится неизвестности и прячется от нее за различными догматами.

      В определенных обстоятельствах всякий человек ощущает в себе потрясающее стремление осмыслить судьбу и предназначение собственного существования, как и существования всего универсума. Обращенность конкретного человека к жизнесмысловым и миросмысловым проблемам, к «началам» и «концам» оставляет человека один на один с «проклятыми» вопросами: смысла жизни, смерти, природы, Бога. В подобных обстоятельствах люди обычно стремятся в книгах по философии найти ответы на мучающие их вопросы. «… В литературе, — иронизирует Шестов, — с давних времен заготовлен большой и разнообразный запас всякого рода общих идей и мировоззрений, метафизических и пози-

      Проблемы разграничения понятий института референдума и плебисцита в законодательстве зарубежных стран Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

      2.5. ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПОНЯТИЙ ИНСТИТУТА РЕФЕРЕНДУМА И ПЛЕБИСЦИТА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН1

      Синцов Глеб Владимирович. Должность: профессор. Место работы: Пензенский государственный университет. E-mail: g_sintsov@mail.ru

      Аннотация: Серьезной дискуссионной проблемой является проблема разграничения понятий института референдума и плебисцита, поскольку именно с плебисцитом чаще всего отождествляют референдум в мировой и отечественной политической и государственно-правовой теории.

      Ключевые слова: референдум, плебисцит.

      THE DIFFERENTIATION PROBLEMS OF THE TERMS REFERENDUM AND PLEBISCITE IN THE FOREIGN COUNTRIES LEGISLATION

      Sintsov Gleb Vladimirovich. Position: professor. Place of employment: Penza State University. E-mail: g_sintsov@mail.ru

      На наш взгляд, особого внимания заслуживает полемика по поводу сравнения института референдума с институтом всенародного опроса (плебисцита), поскольку именно с этим институтом непосредственной демократии чаще всего отождествляют референдум в мировой и отечественной политической и государственно-правовой теории.

      Для того чтобы разграничить такие близкие, с точки зрения отечественной правовой науки понятия, как референдум и плебисцит, необходимо обратиться к анализу справочных изданий и научно-теоретических исследований в этой области.

      Для начала, обратимся к истории происхождения терминов «референдум» и «плебисцит».

      Референдум происходит от латинского re-fero, что означает сообщать, передавать, докладывать.2

      Советский энциклопедический словарь уточняет: от латинского referendum (то, что должно быть сообще-но).3

      В свою очередь понятие «плебисцит» происходит от латинского слова plebiscitum (plebs — народ, scitum -решение, то есть всенародное решение).4

      Большая советская энциклопедия: «Плебисцит (от лат. plebiscitum, от plebes — простой народ и scitum -решение, постановление):

      1) в Древнем Риме постановление, принимаемое собраниями плебеев. Возник в нач. V в. до н. э.;

      2) один из видов народного голосования. Как правило, плебисцит проводит государство, присоединившее к себе чужую территорию, среди ее населения, чтобы

      1 Статья публикуется в рамках проекта Российского фонда фундаментальных исследований № 10-06-00061.

      2 Латино-русский словарь. М., 1976. С. 861.

      3 Советский энциклопедический словарь. М., 1987. С. 1133.

      4 Большой юридический словарь. М., 1997. С. 490.

      придать совершившемуся факту видимость санкции народа. В международных отношениях применяется при отторжении либо присоединении чужих территорий для определения волеизъявления народа о его государственной принадлежности»5.

      «Референдум (от лат. referendum — то, что должно быть сообщено) — в государственном праве принятие избирательным корпусом окончательного решения по конституционным, законодательным или иным внутри-и внешнеполитическим вопросам»6.

      Следует согласиться с мнением Ю.А. Дмитриева и В.В. Комаровой, которые полагают, что это определение вряд ли можно считать оптимальным. Поскольку, во-первых, отождествление совокупности участников референдума с избирательным корпусом, формально соответствующие этапу голосования в ходе референдума, не исчерпывает всей совокупности избирателей, участвующих в этой акции на иных ее стадиях. Во-вторых, определение предмета референдума через обобщающий термин «внутриполитические и внешнеполитические вопросы» ведет к чрезмерному расширению сферы применения рассматриваемого института.7 Решение территориальных споров также требует более тонкого инструмента согласования.

      Юридический энциклопедический словарь, практически дублируя вышеприведенное определение, под референдумом понимает «обращение к избирательному корпусу с целью принятия окончательного решения по конституции, законодательным или внутриполитическим вопросам». Кроме названных функций данный институт непосредственной демократии, по мысли авторов определения, может быть использован как метод решения территориальных споров в международной практике.8

      Несколько отличаются от уже приведенных определения, данные в «Российской юридической энциклопедии»: «Плебисцит — всенародное обсуждение, вид всенародного голосования, референдум». И далее: «С юридической точки зрения отсутствуют различия между референдумом и плебисцитом. Однако плебисцитом называют референдум по вопросам, имеющим судьбоносный характер для страны или региона: о государственной принадлежности спорной территории, о форме правления, дальнейшем существовании правящего режима, доверии лидеру страны»9.

      «Референдум — один из институтов непосредственной демократии наряду с народной инициативой, плебисцитом, прямым правлением»10.

      Из приведенных определений не усматривается различий между плебисцитом, референдумом, всенародным обсуждением и всенародным голосованием.

      Рассматривая значение термина «плебисцит», следует отметить, что согласно юридическому энциклопедическому словарю он трактуется с одной стороны, как «опрос населения, с целью определения судьбы соответствующей территории», а с другой — «с формальноюридической точки зрения процедура проведения плебисцита независимо от того, какой вопрос при этом решается, ничем не отличается от процедуры рефе-

      5 Большая советская энциклопедия. М., 1975. Т. 20. С. 51.

      6 Большая советская энциклопедия. М., 1975. Т. 22. С. 54.

      7 Дмитриев Ю.А., Комарова В.В. Правовое содержание института референдума и его место в системе непосредственной демократии в Российской Федерации. // Право и жизнь. 1995. № 7. С. 43.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      8 Юридический энциклопедический словарь. М., 1987. С. 410.

      9 Российская юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 707.

      10 Российская юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 863.

      рендума»11. Таким образом, в рассматриваемом определении налицо два противоречия. Первое — это традиционное отождествление опроса и референдума, хотя, как мы уже отмечали, это принципиально различные понятия. Второе — противоречие по существу вопроса: с одной стороны, ограничение содержания плебисцита решением территориального вопроса, а с другой, — полная свобода в его определении.

      Новая иллюстрированная энциклопедия приводит следующие определения интересующих нас терминов: «Плебисцит: 1) в Древнем Риме постановление, принимаемое собранием плебеев; 2) один из видов народного голосования. В международных отношениях применяется при опросе населения территории о ее принадлежности к тому или иному государству»12. В этом определении также налицо вышеприведенное противоречие — отождествление народного голосования и опроса, в то время как это принципиально различные понятия. Референдум здесь — форма принятия законов или решение «наиболее важных вопросов государственной жизни путем всеобщего голосования»13.

      «Словарь иностранных слов»: «плебисцит — всенародное голосование, референдум»14; «Референдум -всенародное голосование по какому-либо важному вопросу государственной жизни»15.

      «Дипломатический словарь» дает определение только термина «плебисцит» — это одна из форм выявления воли населения по тому или иному вопросу посредством голосования. Плебисцит может быть использован для определения государственной принадлежности какой-либо территории или ее части, а также для решения вопроса относительно объединения двух или нескольких государств в целях создания конфедерации или федерации16.

      Исходя из определения, данного политологическим энциклопедическим словарем, референдум определяется как «народное волеизъявление (голосование или опрос) по важному государственному или общественному вопросу».17 Это определение не является точным, так как в нем референдум отождествляется с опросом, в то время как последний, с точки зрения теории, является самостоятельным институтом государственного права.

      Термин «плебисцит» определяется в политологическом энциклопедическом словаре как «вид всенародного голосования»18. В то же время, в зарубежной практике применяется термин «плебисцитарный ре-ферендум»19, означающий голосование по вопросу исключительной общенациональной значимости по методу «да» или «нет». Так, например, в 1969 году во Франции проводился плебисцитарный референдум, целью которого было внесение изменений в Конституцию (условием положительного решения являлось сохранение президентом Ш. Де Голем своего поста). Другими словами, плебисцит сводится к решению такого вопроса, который требует конкретного положительного, либо отрицательного ответа, а референдум

      11 Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 252.

      12 Новая иллюстрированная энциклопедия. М., 2001. Т. 14. С. 113.

      13 Новая иллюстрированная энциклопедия. М., 2001. Т. 15. С. 195

      14 Словарь иностранных слов. М., 1984. С. 384.

      15 Словарь иностранных слов. М., 1984. С. 433.

      16 Дипломатический словарь. М, 1986. Т. 2. С. 385.

      17 Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 341.

      18 Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 248.

      19 Дюкло Ж. Будущее демократии. М., 1963. С. 162.

      предполагает выбор из более широкого набора вариантов ответа.

      Приведенные определения наглядно демонстрируют единство в том, что и плебисцит, и референдум являются правовыми формами народного голосования, при этом большинство из них указывают на то, что плебисцит проводится при определении государственной принадлежности какой-либо территории, для принятия решений по вопросам особой государственной важности. Некоторые энциклопедии и словари плебисцит и референдум отождествляют как один институт.

      В словаре Ф. Брокгауза и И. Ефрона дано следующее определение плебисциту: «Плебисцит как институт современного государственного права есть законодательное постановление, принимаемое или отвергаемое всенародным голосованием».

      Государственный строй, основанный на плебисците, противоположен представительному: при последнем законодательные вопросы решаются коллегиями, избранными народом и представляющими его, при первом — непосредственно пародом. «К институту плебисцита весьма близок институт референдума. Так что между ними трудно указать принципиальное различие: термин плебисцит употребляется во Франции и Италии, термин референдум в Швейцарии». 0

      Плебисцит и референдум не отождествляют, хотя и отмечают близость этих двух институтов, отсутствие между ними принципиального различия. Подчеркивается, что референдум в основном применяется при решении законодательных вопросов. Кроме того, привязывают различия в исследуемых понятиях к особенностям доктринальной терминологии ученых различных географических областей, что представляется не совсем правильным с точки зрения юриспруденции.

      Референдум, как отмечает, в «Большой энциклопедии» С.Н. Южаков, призван утвердить акт, одобренный представительными органами, а плебисцит «является обращением исполнительной власти к народному суду не только с одобрения народного представительства, но даже вопреки ему и против его» 1. В данном определении, в противоположность одному из вышеприведенных, акцент делается на «утвердительный, одобряющий» характер референдума, а дефиниция плебисцита обозначает лишь одну из причин его применения, не раскрывая сути.

      В свою очередь, Леон Дюги указывает на то, что за понятиями референдума и плебисцита скрываются разные явления («референдум очень ясно отличается от плебисцита»2 ). Референдум — прямое народное правление, когда законы обсуждаются и вотируются парламентом, при этом законы вступают в силу только после их одобрения непосредственным голосованием граждан. Иное дело плебисцит, который «имеет тенденцию установить представительное правление; это — акт, при посредстве которого народ делегирует верховную власть одному человеку и иногда уполномочивает его, сверх того, составить конституцию»23. Референдум, по Л. Дюги, является частью представительного правления, а плебисцит — актом, которым народ делегирует суверенитет одному человеку. В отличие от референдума, на плебисците все связано с лично-

      20 Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.Л. СПб., 1899. Т. 23-а. С. 861.

      21 Большая энциклопедия / Под ред. Южакова С.Н. СПб., 1904. Т. 16. С. 287.

      22 Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства. М., 1908. С. 397.

      23 Дюги Л. Указ. соч. С. 397.

      стью инициатора и рассматривается как голосование о доверии ему (его политике), независимо от поставленного вопроса или проекта.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      Данная позиция приводит к некоторому смешению двух институтов непосредственного народовластия -выборов, которые служат для делегирования власти одному человеку и установления представительного правления, и референдума, который призван решить конкретный вопрос. Происходит взаимозаменяемость этих институтов, что, на наш взгляд, в корне неверно.

      Правильное основание для отграничения плебисцита от референдума, по мнению Л.И. Воловой, указывают авторы «Британской энциклопедии». В ней отмечается, что существенным признаком, отличающим плебисцит от референдума, является то, что плебисцитарное голосование решает специфический вопрос и в большинстве случаев применяется для «разрешения судьбы населения и территории», а референдум -«голосование населения для принятия законов и в практике применяется в большинстве случаев для решения местных и государственных проблем»24.

      Безусловно, возникает вопрос о критериях отнесения вопроса к «судьбоносным». Например, Ж. Робер придерживается следующего мнения: референдум проводят, чтобы выяснить волю народа по какому-либо вопросу или закону, а плебисцит предполагает одобрение или неодобрение со стороны граждан главы государства. «Однако у этих двух понятий есть общая сторона, — констатирует Ж. Робер, — вызванная трудностью отделить вопрос, поставленный главой государства, от его личности»25.

      Особое внимание следует обратить на работу Жака Дюкло, который в результате анализа народных голосований, проведенных во Франции в 60-е годы XX в., определяет их как «референдумы плебисцитарного характера»26.

      По утверждению Л.И. Воловой, плебисцит и референдум «представляют два самостоятельных института права, хотя и тесно связанных между собой: плебисцит — международного, референдум — государственного»27.

      Французский юрист М. Дюверже отмечал, что референдум — это одобрение реформ, в то время как плебисцит выражает доверие к человеку. В первом случае голосуют за закон, а во втором — за человека28.

      «Между референдумом и плебисцитом трудно найти формальную юридическую разницу, — считает

      В.В. Маклаков. Чаще все имеются различия по целям, которых желают достичь с помощь голосования» 9

      К.В. Цветанов полагает, что «если при референдуме содержание народного волеизъявления включает лишь вынесенный на голосование проект правового акта, то при плебисците сам проект как бы отодвигается на задний план, а содержание волеизъявления народа касается политической линии президента (прави-

      24 Волова Л.И. Плебисцит в международном праве. М., 1972. С. 48.

      25 Филиппова И.А. Конституционно-правовое регулирование референдума в Российской Федерации: дисс… канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 50, 51.

      26 Дюкло Ж. Будущее демократии. 1963. С. 162.

      27 Волова Л.И. Плебисцит в международном праве. М., 1972. С. 53.

      28 Институт референдума в условиях общенародного государства // Советское государство и право. 1963. № 6. С. 76.

      29 Маклаков В.В. Избирательное право и избирательные систе-

      мы буржуазных развивающихся стран. М., 1987. С. 61.

      тельства) в целом, выражая отношение суверена к

      проводимой им государственной политике» .

      По мнению С.В. Троицкого, плебисцит является разновидностью референдума, но обладает своей спецификой как, но объекту голосования, так и по правовым основам. Плебисцит, полагал он, имеет факультативный характер, его обязательное проведение не предписывается нормами конституционного законодательства, хотя он возможен и на базе конституционных и других правовых норм, чаще он имеет своей правовой основой указ главы государства, военного режима. В качестве примера он приводит практику проведения референдума в Бангладеш и Пакистане. Соглашаясь с

      С.В. Троицким в том, что плебисцит — разновидность референдума по предмету голосования, тем не менее, укажем, что различная правовая основа (кто назначает и инициирует) и обязательность (необязательность) проведения характерна для института референдума в целом и является основанием для отдельных классификаций этого института.

      В современной государственной практике также происходит подмена одного института другой. Например, в Сирии и Египте предусмотрены выборы президента через референдум. Нынешний президент Египта X. Мубарак, возглавляющий правящую Народнодемократическую партию, трижды побеждал на всенародных референдумах в 1981, 1987 и 1993 гг., но во всех случаях в полном соответствии с египетской Конституцией он был единственным кандидатом, не имевшим никакой оппозиции. В ходе референдума 1987 г. кандидатуру X. Мубарака поддержали, согласно официальным данным, 97 % избирателей, принявших участие в голосовании.

      Думается, в законодательстве этих стран закреплен и регулируется плебисцитарный референдум. Примерами плебисцита могут так же служить голосования, проведенные в условиях авторитарного политического режима в Чили (1978, 1980 гг.), в Южной Корее (1969, 1972 и 1980 гг.), на Гаити (1964, 1971 гг.)31.

      Терминологическая неясность существует и в законодательстве зарубежных стран. Например, в бразильской Конституции 1988 г. применяются оба понятия — референдум и плебисцит. Так, на основании толкования ст. 49 Конституции Бразилии 1988 г.,

      определяющей компетенцию Национального конгресса, М.Ф. Чудаков пришел к выводу, что референдум в Бразилии носит консультативный характер, а плебисцит — императивный, или решающий, характер32. В некоторых странах применяется только термин «референдум» (Италии, Испания), а в некоторых — только «плебисцит» (Коста-Рика, Чили и др.).

      Косвенное указание на возможность плебисцита дают положения Основного закона, в которых предусматривается в качестве инициатора голосования орган исполнительной власти. Невозможно предположить, что референдум превратится в плебисцит, если голосование проводится по инициативе группы избирателей.

      Во многих странах полномочиями на принятие решений о проведении референдума обладают их высшие законодательные органы. Положительное народное

      30 Цветанов К.В. Парадоксы государственной власти в гражданском обществе. М, 1992. С. 76.

      31 Серебрянников В.П. Учение В.И. Ленина о референдуме и современности. Актуальные проблемы государственно-правовой науки в свете решений XXVI съезда КПСС. Вильнюс, 1981. С. 70.

      32 Чудаков М.Ф. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Минск, 1998. С. 427.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      голосование может стать основанием для роспуска парламента, если оно выявляет несоответствие между народной волей и волей законодателя. Соответствие должно быть восстановлено путем досрочных выборов: через замену персонального состава законодательной власти и на этой основе — замену прежнего содержания воли данной власти новым содержанием, прежней направленности — новой направленностью.

      Наоборот, неутверждение проектов, поддерживаемых институтами исполнительной власти, должно привести к замене персонального состава этих институтов, ибо выявилось несоответствий между их волей и волей суверена государственной власти. Выход: отставка президента и правительства.

      Однако плебисцитарный вариант приведения систем государственных институтов — в состояние равновесия через коррекцию их поведения применим тогда, когда иные, внутрисистемные, варианты исчерпаны или не применимы: либо они не существуют, либо функционируют, но формально и нерезультативно. Данный вариант применим, прежде всего, в так называемых президентских республиках, т.е. когда смещение президента с должности или роспуск парламента невозможны либо маловероятны из-за тех или иных процедурных препятствий. Именно в этих случаях народ должен выступать как арбитр между высшими институтами государственной власти, предупреждая паралич системы представительного правления из-за ее неспособности выбраться из кризисного состояния при помощи собственных механизмов, внутренними средствами преодолеть коллизии между составляющими ее компонентами.

      Итак, в чем же видят основное различие между референдумом и плебисцитом виднейшие отечественные и зарубежные ученые? Это предмет голосования, вопрос, выносимый на утверждение народом.

      Такое основание для различия между референдумом и плебисцитом, очевидно, носит чисто научный, доктринальный характер, разница между ними сводится лишь к традициям словоупотребления. На практике оба института могут регулироваться единой системой нормативных актов, проводятся по единым процедурам на основании единых принципов и имеют императивный характер. Все это позволяет сделать вывод, что плебисцит — это вид референдума по предмету. Предметом плебисцитарного референдума является политическая линия, государственная политика президента (правительства) в целом, парламента. Она может иметь как внутригосударственное значение, так и международное (например, присоединение территории).

      Список литературы:

      1. Латино-русский словарь. М., 1976.

      2. Советский энциклопедический словарь. М., 1987.

      3. Большой юридический словарь. М., 1997.

      4. Большая советская энциклопедия. М., 1975.

      5. Дмитриев Ю.А., Комарова В.В. Правовое содержание института референдума и его место в системе непосредственной демократии в Российской Федерации. // Право и жизнь. 1995. № 7.

      6. Юридический энциклопедический словарь. М., 1987.

      7. Российская юридическая энциклопедия. М., 1999.

      8. Новая иллюстрированная энциклопедия. М., 2001.

      9. Словарь иностранных слов. М., 1984.

      10. Дипломатический словарь. М, 1986.

      11. Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993.

      12. Дюкло Ж. Будущее демократии. М., 1963.

      13. Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.Л. СПб., 1899.

      14. Большая энциклопедия / Под ред. Южакова С.Н. СПб., 1904.

      15. Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства. М., 1908.

      16. Волова Л.И. Плебисцит в международном праве. М., 1972.

      17. Филиппова И.А. Конституционно-правовое регулирование референдума в Российской Федерации: дисс… канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000.

      18. Институт референдума в условиях общенародного государства // Советское государство и право. 1963. № 6.

      19. Маклаков В.В. Избирательное право и избирательные системы буржуазных развивающихся стран. М., 1987.

      20. Цветанов К.В. Парадоксы государственной власти в гражданском обществе. М, 1992.

      21. Серебрянников В.П. Учение В.И. Ленина о референдуме и современности. Актуальные проблемы государственно-правовой науки в свете решений XXVI съезда КПСС. Вильнюс, 1981.

      22. Чудаков М.Ф. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Минск, 1998.

      Рецензия

      на статью «Проблемы разграничения понятий института референдума и плебисцита в законодательстве зарубежных стран», автор — Синцов Г.В.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      В статье рассматриваются различные точки зрения ученых-правоведов, посвященные проблемам разграничения понятий института референдума и плебисцита в законодательстве зарубежных стран.

      Автор доказывает тот факт, что различия между референдумом и плебисцитом носят чисто научный, доктринальный характер, разница между ними сводится лишь к традициям словоупотребления. На практике оба института могут регулироваться единой системой нормативных актов, проводятся по единым процедурам на основании единых принципов и имеют императивный характер. Все это позволяет сделать вывод, что плебисцит — это вид референдума по предмету. Предметом плебисцитарного референдума является политическая линия, государственная политика президента (правительства) в целом, парламента. Она может иметь как внутригосударственное значение, так и международное (например, присоединение территории).

      Доктор юридических наук, профессор О.Н.Булаков

      Плебисцит

      Значения в других словарях

  1. плебисцит — орф. плебисцит, -а Орфографический словарь Лопатина
  2. ПЛЕБИСЦИТ — ПЛЕБИСЦИТ (лат. plebiscitum, от plebs — простой народ и scitum — решение, постановление) — 1) в Др. Риме постановление, принимаемое собраниями плебеев. 2) Один из видов народного голосования. Большой энциклопедический словарь
  3. плебисцит — Заимств. в XX в. из франц. яз., в котором plébiscite < лат. plebiscitum, сращения слов plebis «народа» (род. п. от plebs «народ», ср. плебей) и scitum «решение» (от sciscere «решать, голосовать» (в пользу кого-, чего-л.). Плебисцит буквально — «решение народа». Этимологический словарь Шанского
  4. плебисцит — Плебисци́т/. Морфемно-орфографический словарь
  5. плебисцит — ПЛЕБИСЦИТ -а; м. 1. В Древнем Риме: постановление, принимаемое на собраниях плебеев. 2. Один из видов всенародного голосования, устраиваемого для решения особо важных вопросов; референдум. Провести… Толковый словарь Кузнецова
  6. плебисцит — Плебисцит, плебисциты, плебисцита, плебисцитов, плебисциту, плебисцитам, плебисцит, плебисциты, плебисцитом, плебисцитами, плебисците, плебисцитах Грамматический словарь Зализняка
  7. ПЛЕБИСЦИТ — Принятие государственного решения по важному вопросу путем голосования народа. Часто он отождествляется с референдумом, поскольку практически не отличается от последнего по процедуре проведения, форме принятия решений и их юридической обязательности. Словарь по конституционному праву
  8. плебисцит — сущ., кол-во синонимов: 3 голосование 10 опрос 19 референдум 4 Словарь синонимов русского языка
  9. плебисцит — (лат. plebiscitum, от plebs — простой народ и scitum — решение, постановление) — опрос граждан, как правило, с целью определения судьбы соответствующей территории. в некоторых странах (напр., во Франции) считается синонимом референдума. Большой юридический словарь
  10. плебисцит — плебисцит м. 1. Закон или решение, принятые собранием плебеев (в Древнем Риме). 2. Один из видов всенародного голосования, устраиваемого для решения каких-либо особенно важных вопросов. Толковый словарь Ефремовой
  11. плебисцит — ПЛЕБИСЦ’ИТ, плебисцита, ·муж. (от ·лат. plebiscitum — ·букв. решение народа) (полит.). 1. В древнем Риме — закон, принятый собранием плебеев по трибам (·ист. ). 2. Всенародное голосование, устраиваемое для решения каких-нибудь особенно важных вопросов, то же, что референдум. Толковый словарь Ушакова
  12. плебисцит — Плебисцита, м. (полит.). 1. В древнем Риме – закон, принятый собранием плебеев по трибам (истор.). 2. Всенародное голосование, устраиваемое для решения каких-н. особенно важных вопросов, то же, что референдум. Большой словарь иностранных слов
  13. ПЛЕБИСЦИТ — ПЛЕБИСЦИТ (от лат. pfebs — простой народ, простолюдин, чернь и scitum — решение) — англ. plebiscit; нем. Plebiszit. Всенародное голосование. см. РЕФЕРЕНДУМ. Социологический словарь
  14. ПЛЕБИСЦИТ — (лат. Plebiscitum) — 1) В Др. Риме постановление, принимаемое собраниями плебеев: до 471 до н. э. по куриям, потом по трибам. Возник в нач. 5 в. до н. э. в период сословной борьбы патрициев и плебеев. Советская историческая энциклопедия
  15. плебисцит — -а, м. 1. ист. Постановление, принимаемое на собраниях плебеев в древнем Риме. 2. Всенародное голосование, устраиваемое для решения особо важных вопросов; референдум. Провести плебисцит. Малый академический словарь
  16. плебисцит — Это слово, имеющее значение «всенародное голосование по важнейшему для нации вопросу», было заимствовано в XX в. из французского, где plebiscite восходит к латинскому plebiscitum, образованному сращением слов plebis – «народ(а)» и scitum – «решение». Этимологический словарь Крылова
  17. Плебисцит — (Plebiscitum, plebei scitum). — П. в римском государственном праве называлось постановление, вотированное корпорацией плебеев без участия патрициев и предложенное одним из плебейских магистратов. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  18. Плебисцит — • Plebiscītum постановление трибутных комиций, называвшееся по имени вносившего предложение, тогда как senatus consulta назывались по своему содержанию. Об их законодательной силе см. Comitia, Комиции, 3. Словарь классических древностей
  19. плебисцит — ПЛЕБИСЦИТ, а, м. (спец.). Опрос всего населения для решения особо важного вопроса, референдум. Провести п. | прил. плебисцитарный, ая, ое и плебисцитный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова
  20. плебисцит — ПЛЕБИСЦИТ а, м. plébiscite m. <�лат. plebiscitum народное решение. 1. В древнем Риме — закон или решение, принятое собранием плебеев. БАС-1. 2. Один из видов всенародного голосования, устраиваемого для решения каких-л. особенно важных вопросов. Словарь галлицизмов русского языка

От латинского plebiscitum, плебисцит — это резолюция, принятая людьми из множества голосов . Это консультация, проводимая государственными органами, чтобы граждане могли выразить свое мнение путем прямого всенародного голосования по конкретному предложению.

Плебисцит — это выбор, который родился по предложению конституционных представителей. Обычно он создается по формуле «да или нет», где избиратели должны ответить на вопрос, заданный избирательным органом.

Например: горнодобывающая компания предлагает миллионы долларов небольшому городу для эксплуатации новых рудников. Хотя деньги могут быть очень полезны для местной экономики, сельские жители знают об экологических рисках, связанных с этим предложением. Поэтому власти решают провести плебисцит, чтобы люди выражали свое мнение и решали, удобнее или нет удобство добычи полезных ископаемых.

Плебисцит, следовательно, является механизмом полупрямой демократии . В настоящее время он часто используется для дополнения режима представительной демократии . Лидеры, выбранные обществом, в этом случае нуждаются в общественных консультациях, чтобы принять решение по определенному вопросу, который они считают чувствительным для социальной жизни.

Важно помнить, что плебисциты могут быть обязательными (результат голосования показывает меру обязательного соблюдения) или консультативными (результат действителен только в качестве метода консультаций для лидеров, которые примут решение по данному вопросу).

В нашем примере, если плебисцит заканчивается «нет» в качестве победителя, есть две возможности: если консультация была обязательной, операция по добыче не была бы выполнена каким-либо образом. С другой стороны, если бы консультации были консультативными, политическая власть все равно имела бы возможность одобрить эксплуатацию.

Различия между плебисцитом и референдумом

Хотя плебисцит и референдум являются двумя наиболее значимыми инструментами участия граждан, между ними существуют определенные различия, которые часто игнорируются, учитывая неразборчивое использование обоих терминов в повседневной речи.

Плебисцит используется главой правительства, чтобы представить на рассмотрение людей действия или решения, которые очень важны для жизни в городе, до его исполнения. Референдум позволяет людям проголосовать за принятие или отклонение концепции, изменения или отмены закона .

В обоих случаях вы можете сделать свой запрос:

* 0, 4 процента граждан зарегистрированы в номинальном списке избирателей;
* эквивалент 10 процентов гражданских комитетов,
* минимум 8 делегатских советов по уходу.

Для запроса референдума, с другой стороны, депутат также может быть направлен (по крайней мере) в Законодательное собрание.

Другими словами, референдум служит для того, чтобы дать людям возможность одобрить или отклонить закон, в то время как плебисцит вызывает общественное мнение об административных вопросах, которые его непосредственно затрагивают, как это происходит при строительстве мост

Любая группа людей, зарегистрированных в списке избирателей, может запросить любую из этих двух мер, подав подробный запрос, указав акт или закон, к которому следует обратиться, а также причины требования такого права, все они подписаны. с основной личной информацией для идентификации граждан.

После этого каждый случай требует отдельной процедуры:

* запрос на плебисцит может быть одобрен или отклонен главой правительства в течение первых 60 календарных дней;
* Референдум вступает в силу, если Законодательный орган одобряет его и выдает свой вызов за 30 дней до его проведения.

Слово плебисцитарный

Слово состоит из 14 букв: первая п, вторая л, третья е, четвёртая б, пятая и, шестая с, седьмая ц, восьмая и, девятая т, десятая а, одиннадцатая р, двенадцатая н, тринадцатая ы, последняя й,

Слово плебисцитарный английскими буквами(транслитом) — plebistsitarnyi

  • Буква с встречается 1 раз. Слова с 1 буквой с
  • Буква р встречается 1 раз. Слова с 1 буквой р
  • Буква т встречается 1 раз. Слова с 1 буквой т
  • Буква ц встречается 1 раз. Слова с 1 буквой ц
  • Буква ы встречается 1 раз. Слова с 1 буквой ы
  • Буква б встречается 1 раз. Слова с 1 буквой б
  • Буква а встречается 1 раз. Слова с 1 буквой а
  • Буква е встречается 1 раз. Слова с 1 буквой е
  • Буква й встречается 1 раз. Слова с 1 буквой й
  • Буква и встречается 2 раза. Слова с 2 буквами и
  • Буква л встречается 1 раз. Слова с 1 буквой л
  • Буква н встречается 1 раз. Слова с 1 буквой н
  • Буква п встречается 1 раз. Слова с 1 буквой п

Значения слова плебисцитарный. Что такое плебисцитарный?

Плебисцитарная демократия

Плебисцитарная демократия (мандатная, партийная, теория плебисцитарной демократии) — модель демократии, в которой при непосредственном волеизъявлении народа, его политическое влияние на власть ограничивается схемой «одобрить или отвергнуть».

ru.wikipedia.org

ДЕМОКРАТИЯ ПЛЕБИСЦИТАРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ ПЛЕБИСЦИТАРНАЯ (от лат. scitum — решение и plebs — простой народ, плебс) — форма прямой демократии. После французской революции в политике периодически стала применяться процедура прямого общего волеизъявления —…

Философская энциклопедия

ТЕОРИЯ ПЛЕБИСЦИТАРНОЙ ДЕМОКРАТИИ (от лат. plebiscitum— решение народа). Основателем Т.П.Д. считается М. Вебер. Плебисцит рассматривается им как источник легитимности «вождя нации» — харизматического лидера (см. Харизма)…

Толковый политический словарь. — 2005

Русский язык

Плебисцита́рный.

Орфографический словарь. — 2004

Плебисцит/а́рн/ый.

Морфемно-орфографический словарь. — 2002

  • Слова из слова «плебисцитарный»
  • Слова на букву «п»
  • Слова, начинающиеся на «пл»
  • Слова c буквой «й» на конце
  • Слова c «ый» на конце
  • Слова, начинающиеся на «пле»
  • Слова, начинающиеся на «плеб»
  • Слова, оканчивающиеся на «ный»
  • Слова, заканчивающиеся на «рный»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *